Футбол

Руслан Нигматуллин: «Вот стану как Ловчев или Бубнов — тогда и буду коллег критиковать»

39

Руслан Нигматуллин: «Вот стану как Ловчев или Бубнов — тогда и буду коллег критиковать»

Звонок корреспондента Sportbox.ru застал 46-летнего Нигматуллина в Майами, где он по традиции проводит зиму с семьей. О его жизни в США, о занятиях подводным плаванием, о миллионах просмотров его видео в Tik-Tok, о лучшем вратаре в России и мире, о том, как переболел коронавирусом, и о многом другом — этот разговор.

«В Майами столько же русских, сколько в Дубае»

— Какими судьбами в Штатах?

— Я провожу отпуск в Майами с 1998 года. Так что место, как говорится, насиженное. Вообще часто здесь бываю зимой.

— Вы у сына, Руслана-младшего? Как у него успехи?

— Он учится в Бруклинском университете, в Нью-Йорке. Играет за студенческую команду. Как раз в эти дни проходит предсезонную подготовку. Из-за Covid-19 их сезон перенесли с осени на весну, ждем старта. Скорее всего, турнир будет проходить в укороченном режиме.

Руслан учится хорошо, он уже на втором курсе. Да и в футболе успешен — тренеры его хвалят.

Руслан Нигматуллин: «Вот стану как Ловчев или Бубнов — тогда и буду коллег критиковать»

Два Руслана — старший и младший / Фото: © Из личного архива

— У вас в Майами квартира или частный дом?

— Мы арендуем жилье.

— Русских много? Есть ли среди них известные спортсмены?

— Русскоговорящей публики очень много и с каждым годом становится все больше. Из спортсменов встречал здесь Дарюса Каспарайтиса. Кто еще? Евгений Стариков, бывший футболист, он был на контракте в «Зените», а играл за «Томь» и «Ростов». Встречался с Сергеем Харитоновым, бойцом ММА. Мы с ним недавно на яхте ходили, у нас вообще спортивная компания была.

Да постоянно кто-то приезжает, кто-то уезжает. В Майами примерно столько же русских, сколько в Дубае.

Руслан Нигматуллин: «Вот стану как Ловчев или Бубнов — тогда и буду коллег критиковать»

С Евгением Стариковым и Дарюсом Каспарайтисом / Фото: © Из личного архива

— Как у вас ситуация с «короной»? У нас тут про США страшилки рассказывают…

— В каждом штате по-разному. Где-то действительно локдаун. В Майами, к счастью, все спокойно. Понятно, что в помещении мы все ходим в масках — это обязательно. А так — рестораны все работают, увеселительные заведения тоже. На спортивные мероприятия пускают ограниченное число зрителей, но лично я ни на какие матчи пока не ходил.

— Чем занимаетесь в отпуске?

— Ну, это не совсем отпуск, учитывая, что я достаточно долго здесь обитаю. Можно сказать, перешел на удаленную работу. Развиваю социальные сети, в частности, активно работаю над «тик-током». Это модная молодежная социальная сеть. Рад, что за последние полтора месяца мне удалось собрать 300 тысяч подписчиков. За месяц — 48 миллионов просмотров моих видео! Это такая увлекательная штука, которая еще и монетизируется.

Продолжаю заниматься агентской деятельностью, веду дела своих футболистов.

— А свободное время чему посвящаете?

— Учитывая, что живем у океана, а моя главная страсть — подводное плавание, с удовольствием занимаюсь и этим. Плаваю практически каждый день.

Руслан Нигматуллин: «Вот стану как Ловчев или Бубнов — тогда и буду коллег критиковать»

Фото: © Из личного архива

«Кокорину в Италии на 100 процентов будет сложнее, чем в России»

— Перенесемся из Штатов в Италию, где вам довелось поиграть за «Верону» и «Салернитану». Какие воспоминания остались от того периода карьеры?

— Скорее негативные, конечно. Пребывание в Италии практически разрушило мне карьеру. Как я могу тепло об этом вспоминать?

Да, были интересные моменты: это страна утонченного вкуса и стиля — и в одежде, и в кухне, и в дизайне, и в мебели. Плюс язык я выучил. Но я все-таки ехал туда играть в футбол. А играть, считаю, мне там не дали.

Не был в Италии, наверное, лет семь. Если и попадаю туда, то скорее случайно. Например, если нахожусь в круизе и судно останавливается в итальянском порту. А специально туда вряд ли отправлюсь. Зачем давить на мозоль?

Езжу на турниры, которые организует международная ассоциация футболистов. Выступаю за сборную мира, пару раз ездил с ней в Китай. А вообще у меня много итальянских друзей, с которыми продолжаю общаться в соцсетях.

— Как вы понимаете, вопрос про Италию я задал не случайно. За последние полгода сразу четверо футболистов РПЛ переехали в Серию А. Чем это объяснить?

— Сложно сказать. Россиянину трудно застолбить себе место в итальянской команде, как и в любом другом клубе ведущей пятерки Европы. Скорее это совпадение, просто так получилось.

— За Алексеем Миранчуком наверняка следите — он же, как и вы, играл за «Локомотив». Почему у него пока все складывается не так гладко, как хотелось бы?

— Не знаю, по каким причинам в Италии иногда не хотят ставить иностранца в состав. А ведь Алексей забил за «Аталанту» едва ли не первым касанием! В другой стране, например, в России, он давно уже играл бы. А там — нет, и это показательно. Желаю Алексею набраться терпения, чтобы он в конце концов смог преодолеть итальянский барьер. Но это будет непросто.

Руслан Нигматуллин: «Вот стану как Ловчев или Бубнов — тогда и буду коллег критиковать»

Алексей Миранчук / Фото: © Lm / Ettore Griffoni / Keystone Press Agency / Global Look Press

Я так понимаю, что тренер (Джан Пьеро Гасперини. — Прим. Sportbox.ru) не хочет ломать систему игры. Я-то в свое время в Италию переезжал бесплатно, а за Миранчука заплачены достаточно большие деньги. Такие игроки не должны сидеть в запасе.

— Вас не удивил переход Александра Кокорина в «Фиорентину»?

— Думаю, здесь большую роль сыграла рекомендация Манчини. Если бы представители «Фиорентины» более глубоко проанализировали выступления Александра в последние годы, не уверен, что они пришли бы к такому решению. Тем не менее хочу, чтобы у Кокорина все получилось и чтобы у нас был эффективный форвард в таком интересном клубе, как «Фиорентина».

Руслан Нигматуллин: «Вот стану как Ловчев или Бубнов — тогда и буду коллег критиковать»

Фото: © ФК «Зенит»

Но, честно говоря, у Александра в последнее время, особенно в «Спартаке», не было никакого прогресса. Это большая удача, что ему после невнятного начала сезона удалось перебраться в иностранный клуб. Однако там на сто процентов ему будет сложнее. Опять же адаптация, языковой барьер… Но если он будет прикладывать усилия, то месяца через три сможет изъясняться — итальянский язык не сложен.

Не думаю, что ему будут давать много шансов, хотя деньги тоже заплатили немаленькие. «Фиорентина» сейчас не в лучшем положении, поэтому от Кокорина будут ждать результата сразу.

— Элдор Шомуродов, наоборот, хорошо проявляет себя на Апеннинах…

— Если не ошибаюсь, его игра даже вызвала интерес у «Ювентуса».

— Да, об этом писали итальянские газеты. В чем тогда секрет его успеха?

— В мастерстве, характере, опыте. Ведь ему сначала пришлось адаптироваться в России, я так понимаю, выучить русский. К тому же Шомуродов помоложе, если сравнивать его с Кокориным. Наверное, все-таки у Шомуродова, Кокорина и Миранчука ситуация в их клубах разная.

Руслан Нигматуллин: «Вот стану как Ловчев или Бубнов — тогда и буду коллег критиковать»

Элдор Шомуродов / Фото: © imagephotoagency.it / imago-images.de / Global Look Press

«В матчах «Спартак» — ЦСКА болею за красно-белых»

— Вы защищали цвета трех московских клубов — «Спартака», «Локомотива» и ЦСКА. Кому в РПЛ симпатизируете теперь?

— В еврокубках, естественно, всем — и тем, за кого выступал, и другим: «Краснодару», «Зениту». А если в чемпионате России будут играть «Спартак» с ЦСКА буду болеть за красно-белых.

— Почему?

— Я за «Спартак» болел с детства, мечтал играть за эту команду, выступал за нее, она мне очень близка. Я рад тому сезону, в котором поиграл за армейцев, но все же в противостоянии «Спартака» и ЦСКА, повторяю, выберу спартаковцев.

Руслан Нигматуллин: «Вот стану как Ловчев или Бубнов — тогда и буду коллег критиковать»

Фото: © Личный архив Руслана Нигматуллина

В игре «Спартак» — «Локомотив» ничья стала бы для меня неплохим результатом, потому что «Локо» мне тоже близок. Могу с уверенностью сказать, что это родная для меня команда. Когда нахожусь в Москве, всегда с удовольствием откликаюсь на предложения руководства «Локомотива» посетить его матчи. Правда, я говорю о предыдущем руководстве, но надеюсь, что и новое продолжит эту традицию. У ветеранов «Локо» была отдельная ложа — они могли спокойно прийти на любую игру и в хороших условиях посмотреть футбол.

— Отчего, по-вашему, железнодорожники просели в этом сезоне? Из-за ухода Юрия Семина?

— Здесь целый ряд причин. Началось все действительно с уходом Юрия Павловича — была поломана игровая система, пришел новый тренер. Но основное все-таки — кадровые перестановки. Ушел лидер команды Леша Миранчук, пришел ряд футболистов, которые призваны были усилить игру, но по разным причинам это у них не получилось. Надо сказать, что некоторые из пришедших, мягко говоря, не соответствуют уровню московского «Локомотива».

Сейчас новое руководство клуба пытается привести в порядок состав и игру. Полагаю, что у Николича есть время до лета, чтобы доказать свою состоятельность. С одной стороны, мне понравилось, что происходило на сборах «Локо», что команда играла мощно, ярко и забивала много голов. Но еще с советских времен помню такой посыл, что чемпионы сборов обычно вылетают из премьер-лиги. Как бы все эти победы не сыграли железнодорожникам плохую службу.

Чтобы «Локомотив», как недавно случилось на сборах, обыграл в чемпионате «Краснодар» 4:0 — такого представить себе не могу. Пока. Жду с нетерпением кубкового матча с «Тамбовом», хотя не знаю, что к тому времени будет с соперником «Локомотива» из-за всем известной ситуации в команде.

— Есть ли у «Спартака» шансы догнать «Зенит» в чемпионате страны?

— Есть. «Зенит», с одной стороны, выглядит стабильнее — как-никак чемпион последних двух лет. «Спартак» же время от времени лихорадит. Еще меня смущает, что тренер уже объявил о своем уходе в конце сезона. Когда футболисты знают, что тренер скоро уйдет, есть вероятность, что будет потерян с ним контакт. Очень непросто привести к чемпионству команду, зная, что ты ее покинешь. Это деликатный момент.

Но «Зенит» в этом сезоне тоже помогает конкурентам, тоже часто спотыкается. Мне кажется, что тот, кто будет меньше ошибаться на весеннем отрезке, и придет к финишу первым.

— «Спартак» уже больше месяца ждет Куинси Промеса. Способен ли он реально укрепить команду?

— Такое уже бывало в прошлом: футболист возвращается в команду, все его помнят хорошим игроком, бомбардиром, а у него выступать на прежнем уровне не получается. В последнее время у Промеса были и игровые проблемы в «Аяксе», и проблемы с законом. Как бы что-то не сломалось у Куинси и в моральном плане, и в физическом. Впрочем, может быть, до нас доходили только слухи о том, что с ним не все в порядке.

В то же время допускаю, что, очутившись в родных спартаковских пенатах, Промес действительно будет полезен. Но ждать от него той фееричной игры, которая была раньше, я бы не стал. Важно, что болельщики «Спартака» его очень любят.

«В тренеры идти не хочу. Для меня главное — любовь к свободе»

— Кто, по-вашему, сейчас вратарь номер один в России?

— Этот сезон совсем не прост для выбора лучшего голкипера. Стабильно проявлял себя в чемпионате Акинфеев, но он тоже ошибался. Зачастую основной вратарь сборной и есть номер один в стране. Но в этом сезоне стопроцентного лидера на этой позиции у России нет. И Гилерме, и Шунин не всегда играли ровно, хотя и выручали партнеров. Оба не случайно все-таки играют за сборную. Просто кого-то конкретно выделить мне сложно.

Мне также очень нравятся и Сафонов, и Максименко. Но я не готов выдвинуть в лидеры кого-то из них: сезон у обоих хороший, но с помарками. С другой стороны, вратарь не может не ошибаться.

Так что однозначного ответа на ваш вопрос у меня нет. Скажу так: Максименко, Сафонов, Шунин в прошлом году были в числе лучших.

— Вы случайно дипакадемию не заканчивали? Уж очень дипломатично вы отвечаете — словно министр иностранных дел…

— (Смеется.) Я со многими вратарями, конечно же, поддерживаю дружеские отношения — даже с нынешними, молодыми, теми же Сафоновым и Максименко, поэтому я в любой ситуации буду их защищать. И если, скажем, Шунин, не дай бог, пропустит между ногами мяч, прилетевший от чужих ворот, я все равно скажу: «Солнце ослепило».

Да, я в какой-то степени дипломат и критически оценивать действия коллег пока не готов, потому что убить в себе вратаря очень сложно. Вот пройдет еще лет двадцать, подрастет поколение совсем других вратарей — и я стану, как Евгений Серафимович (Ловчев. — Прим. Sportbox.ru) или Александр Викторович (Бубнов), то есть уважаемым экспертом, который может называть вещи своими именами. Но сейчас, повторяю, к этой роли не готов.

— Ну, а лучшего в мире-то вратаря сможете назвать?

— Уже точно не Алиссон, проваливший матчи с «Манчестер Сити» и «Лестером». Хотя такое со всеми бывает…

Лучший в мире? Точно не де Хеа, не тер Штеген, не Нойер… Не хватает нам, конечно, чемпионата мира или Европы, чтобы оценить кого-то на уровне сборных. Надеюсь, в июне этот недостаток будет исправлен.

— Хорошо, тогда задам вам этот же вопрос через полгодика.

— Поймите меня правильно: хочется назвать стабильного вратаря, который ведет команду к победе и выручает. И делает это классно.

Руслан Нигматуллин: «Вот стану как Ловчев или Бубнов — тогда и буду коллег критиковать»

Руслан Нигматуллин / Фото: © Getty Images

— Руслан, вас на серьезную тренерскую работу никогда не тянуло?

— Я закончил карьеру в конце 2009 года. Конечно, с того времени бывали ностальгические моменты, когда хотелось вернуться в футбол — возможно, в качестве главного тренера или тренера вратарей. Я даже поступил в Высшую школу тренеров, но, честно говоря, не только ее не окончил, но и не начал обучение. Просто поступил и попросил заморозить мое поступление до лучших времен. Вполне возможно, когда-нибудь приду к этому опять.

Одна из причин, по которой я не иду в эту профессию, — моя любовь к свободе. Особенно к свободе передвижения по миру. Хочу — сегодня нахожусь здесь, в Майами, а завтра, к примеру, полечу в Москву или в Германию. Тренерская профессия, к сожалению, такой возможности не дает. Ты постоянно находишься в жестком рабочем цейтноте — и тебе не до семьи и не до чего-либо другого. А мне, как видите, нравится сразу несколько профессий.

«Как музыкант-диджей проехал 500 городов — от Нью-Йорка до Владивостока»

— Кстати, вы музыкальную карьеру продолжаете?

— Сейчас она в вялотекущем состоянии, потому что в пандемию гастрольная деятельность приостановлена. Новых композиций я не выпускал, наверное, уже года два.

Мой младший сын Марсель закончил музыкальную школу и сейчас вместе со мной сидит и целыми днями пишет музыку. Так что старший сын пошел по одной моей профессии, а младший — по другой.

Руслан Нигматуллин: «Вот стану как Ловчев или Бубнов — тогда и буду коллег критиковать»

С семьей в Майами / Фото: © Из личного архива

— Руслан, у вас много интересов, что не совсем типично для профессиональных футболистов. Откуда? Может, от родителей?

— Интерес ко всему, что происходит вокруг, у меня с детства. Я сам часто это анализирую. Вот, допустим, вышел Tik-Tok или раньше Instagram, я думаю — надо разобраться, надо открыть свой аккаунт. Потом поставил себе цель набрать миллион подписчиков. В последние два года работал ведущим на «Матч ТВ» — тоже классная тема.

Руслан Нигматуллин: «Вот стану как Ловчев или Бубнов — тогда и буду коллег критиковать»

Руслан Нигматуллин / Фото: © РИА Новости/Александр Вильф

За десять лет я как музыкант-диджей проехал 500 городов, от Нью-Йорка до Владивостока. С детства старался посещать все спортивные секции и кружки, какие были. Ходил в музыкальную школу, на хор, в кружок художественной самодеятельности…

А какими только видами спорта не занимался! И вольной борьбой, и лыжами, и легкой атлетикой, и хоккеем с мячом и шайбой, футболом, волейболом, баскетболом. И только в тринадцать лет, все перепробовав, пришел в футбол. И застрял уже основательно.

— Слышал, вы пробовали и бизнесом заниматься, так?

— Да, хотя в этом деле я особых успехов не добился. Но все равно о таком опыте не жалею.

— Когда готовился к интервью, в одной из газет мне попалось ваше фото на зимней рыбалке. Вы по-прежнему верны этому хобби?

— Страсть к рыбалке у меня, к сожалению, пропала. А раньше я ее действительно сильно любил. Рыбачил даже на спортивных базах, где была такая возможность. Например, на базе сборной в подмосковном Бору, на базе «Локомотива» в Баковке — все свободное время сидел с удочкой в руках где-нибудь на пруду. Между прочим, это даже помогало к матчам подготовиться, мозги привести в порядок, да и просто успокоиться.

Но с возрастом охладел. Да, мне по-прежнему нравится рыбалка, я даже в Tik-Tok подписан на «паблики», где она есть. Но сам хожу рыбачить уже очень редко. Пару раз в год. Выбираюсь или с братом в Казани, когда там бываю, или где-то еще. Но такого, как раньше, когда у меня вся машина была забита удочками, леской, кормом, что очень раздражало супругу, сейчас уже нет. Теперь у меня машина засыпана песком с пляжа. (Смеется.)

— С кем из бывших футболистов по-прежнему дружны?

— С ребятами из «КАМАЗа», с которыми начинал свой путь в футболе, — Евгением Варламовым, Платоном Захарчуком, Робертом Евдокимовым. Они теперь тренируют: Роберт — «Нижний Новгород», Варламов — «Ригу», Захарчук — в «Оренбурге». Все в футболе. Давно дружу с Димой Сенниковым.

Извиняюсь, если кого-то не вспомнил. После футбола нас всех разбросало, так что видимся раз в год в лучшем случае.

— Кто для вас пример в жизни?

 (Задумывается.) По целеустремленности всегда была мама, родители.

— Как их зовут?

— Папу — Карим Хусаинович, маму — Рамиля Ахметзяновна. Они проживают в Казани. К сожалению, из-за пандемии мы уже больше года не виделись. Не рискую к ним ехать. Сам-то «короной» уже переболел в октябре, очень тяжело. Так что родителей берегу. 

Руслан Нигматуллин: «Вот стану как Ловчев или Бубнов — тогда и буду коллег критиковать»

Карим Хусаинович и Рамиля Ахметзяновна / Фото: © Из личного архива

Добавить комментарий